Из хроники репрессий: 3–4 октября

Политбюро рассматривает просьбу Ежова и Вышинского санкционировать осуждение 585 человек по списку и принимает («опросом») постановление:

Создание прецедента списочных осуждений.

[«30 октября» (2007. № 74. С. 1, 3–7).]

Приказом № 1059/121 Управления НКВД по Новосибирской области в Колпашево на базе старых зданий, принадлежащих педучилищу, организована тюрьма УИТЛи МЗ по Новосибирской области.

Деревянные с печным отоплением общежития были переоборудованы в режимный корпус на 150 человек и административное здание. Помещение отапливалось дровами, воду возили на лошади в бочке. Забор был из деревянных плах, в камерах, где находились заключенные, были сплошные нары, постельных принадлежностей не было, отсутствовало электрическое освещение. Специальных прогулочных дворов не существовало, на прогулку выводили на 30 минут во двор тюрьмы.

В 1940 начальником тюрьмы был назначен Масолов, под руководством которого вблизи тюрьмы на улице Ленина было построено одноэтажное деревянное здание для размещения начсостава. В июне 1941 с началом войны весь личный состав учреждения был переведен на казарменное положение. В военное время начальником тюрьмы был Шевцов. Служба охраны была организована в две смены — одна выполняла служебные задачи, вторая — конвоировала осужденных в лес на заготовку дров — рубить талину на одном из островов Оби вблизи Колпашева.

В 1942 в тюрьме были ликвидированы наряды на продукты для заключенных, что послужило поводом для организации при тюрьме подсобного хозяйства. Начали корчевать лес, к конвоированию привлекался весь состав учреждения, вплоть до техничек. Труд заключенных использовался также на мясокомбинате и на полях подсобного хозяйства. В 1943 заключенные полностью обеспечивали тюрьму продуктами — молоком, овощами и мясом. Впервые в учреждении был установлен электродвигатель и в камерах было электричество от подъема до отбоя, после отбоя — освежение было при помощи «коптилок». В дежурной комнате был установлен первый телефон.

В 1948 на сотрудников тюрьмы была возложена задача конвоирования заключенных в суд и сопровождение этапов в Томск. Этапирование в Томск осуществлялось летом на пароходе по рекам Обь и Томь, зимой — пешим ходом и продолжалось 11 дней. Этап зимой проходил через Новоильинку, Тискино, Даниловку, Касьяново, Абрамцево, Жуково, Высокий Яр, Канангино, Затон, Тегельдеево. В деревнях останавливались на ночевки, выставляя по четыре-пять постов по два человека. При этапировании зимой возникали сложности из-за того, что у многих осужденных не было теплых вещей. В этом случае рваные одеяла наматывали на голову или тело вместо шапок и пальто, а на ноги одевали обували лапти. Были также большие проблемы с питанием этапированных заключенных и организацией кормления лошадей. С появлением в колпашевской автоколонне первого автобуса, его арендовали для этапирования. В этом случае до Томска ехали двое суток, часто останавливались и выводили осужденных расчищать снег лопатой, а чаще руками.

В 1960 данное исправительное учреждение было переименовано в следственный изолятор № 2 ОИТУ УВД Томского облисполкома, начальником назначен И.Ф. Чалей, после него – В.М. Садовский. В 1981 – В.В. Шплетцер.

[Архив музея УФСИН Томской области.]

В Томской тюрьме приведен в исполнение расстрельный приговор в отношении 81 человека, этапированных для этого из Колпашево.

Назовем лишь несколько имен из этого списка.

◼ Давыдов Арсентий Романович (1873–1937) — Епископ Минусинский Русской православной старообрядческой церкви.

Родился в Тобольской губернии. Служил рядовым в царской армии. С 1906 по 1917 — монах в Шамарском монастыре. Во время Октябрьской революции монастырь был ликвидирован. До 1923 служил в деревне Пешнева Ишимского уезда, затем — епископ в Минусинске. В октябре 1930 его дом в Минусинске был конфискован за неуплату налогов.

В 1933 году был арестован опериснспектором ОГПУ Минусинска. Обвинялся в активном участии в Ишимском восстании в 1920–1921 годах. В другом месте дела написано, что «...сам участия в расстрелах не принимал, а приговоренных к расстрелу перед расстрелом благословлял». Осужден Особой тройкой ПП ОГПУ 22 августа 1933 по делу о контрреволюционной повстанческой организации старообрядцев Минусинской епархии на 5 лет ИТЛ с заменой на 5 лет ссылки в Нарымский край. Ссылку отбывал в селе Новоильинка Нарымского края.

Вторично арестован 5 сентября 1937 в селе Колпашево.

При обыске изъято: кадило серебряное, крест металлический, дарохранительница металлическая, 2 фотографии, разной переписки 45 листов и 300 рублей денег (Л. 3).

Обвинялся по ст. 58-2-8-11 УК РСФСР за участие в эсеровско-монархической, диверсионной, повстанческо-террористической контрреволюционной организации. Приговорен 22 сентября 1937 тройкой УНКВД по Новосибирской области к ВМН.

Расстрелян 3 октября 1937 в томской тюрьме НКВД в составе группы из 81 человека. Реабилитирован ВТ СибВО в августе 1961.

[Архивно-следственное дело П-5758// Архив УФСБ по ТО; Боль людская. Т. 1. Томск, 1991, с. 274, 345; В.Г.Фаст, Н.П Фаст. Нарымская голгофа.]

◼ Иванова-Иранова Елена Александровна (1883–1937) — эсерка, з/к и ссыльная с 1921 года, подсудимая на знаменитом процессе эсеров 1922.

Уроженка Казани и выпускница Бестужевских курсов, впервые она была арестована 6 декабря 1921 по делу о подготовке ПСР покушений на большевистских лидеров в 1918 В. Володарского, М.Урицкого, В. Ленина. 24 февраля 1922 Президиумом ГПУ была включена в список эсеров, которым в связи с организацией процесса по делу ПСР было предъявлено обвине­ние в антисоветской деятельности. На процессе социалистов-революционеров летом 1922 об­винялась в том, что входила в Боевую организацию ПСР и была связной между ней и ЦК партии.

По итогам процесса Верховным трибуналом ВЦИК в числе 12 подсудимых была приговорена к высшей мере наказания, кото­рая решением Президиума ВЦИК от 18 сентября 1923 была заменена десятью годами лишения свободы с зачетом предварительного заключения, со строгой изоляцией и поражением прав на пять лет. 12 июля 1926 предприняла попытку самоубийства. По окончании срока заключения выслана в Самар­канд на 3 года, в 1929 и 1930 срок ссылки продлевался еще на год.

В сентябре 1931 была отправлена в ссылку в Нарымский край на три года. Срок ссылки снова дважды продлевали, каждый раз — еще на два года. Проживала в поселке Тогур Колпашевского района.

Арестована 23 августа 1937, Тройкой УНКВД по НСО от 22 сентября 1937 приговорена к расстрелу по обвинению в принадлежности к контрреволюционной «кадетско-монархической и эсеровской организации». Этапирована в Томск, расстреляна в томской тюрьме 3 октября 1937 в составе группы из 81 человека. По делу 1937 года реабилитирована в январе 1989.

[Архив музея; Книга памяти Томской области; Красильников С. А. Восемьдесят лет спустя: процесс 1922 г. глазами Генпрокуратуры РФ // http://socialist.memo.ru; Зенькович Н. А. Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина.]

◼ Владимир Порфирьевич Марканов (1901–1937) — научный сотрудник Нарымской сельхозстанции, проживал в Колпашево.

Арестован 14 августа 1937, 22 сентября 1937 приговорен к расстрелу по обвинению в принадлежности к контрреволюционной «кадетско-монархической и эсеровской организации». Расстрелян в томской тюрьме 3 октября 1937 в составе группы из 81 человека. Реабилитирован в феврале 1960.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области.]

◼ Пинчук Петр Петрович (1898–1937) — адвокат коллегии защитников при Нарымском окружном суде.

Родился в деревне Старинка Виленской губернии, в крестьянской семье. С отличием закончил Петроградское высшее Владимирское начальное училище, что соответствовало окончанию 4-х классов гимназии. В 1917 окончил первую Ораниенбаумскую школу прапорщиков и был направлен служить в 33-й Сибирский стрелковый полк. В конце 1917, после демобилизации из армии Временного правительства, уехал к родным в село Колпашево Нарымского края. В конце 1918 был мобилизован в колчаковскую армию. Служил в 6-ом Мариинском полку Пепеляевского корпуса, участвовал в боях с войсками Красной Армии под Пермью, был ранен. После лечения в госпитале направлен служить в 43-й Сибирский запасный полк. В конце 1919 солдаты полка, направленные на подавление красных партизан, перешли на сторону партизан. Пинчук, как имеющий чин прапорщика, солдатами был арестован, но после недолгого разбирательства освобожден, и возвратился к родным в село Колпашево.

С установлением в Нарымском крае советской власти служил старшим делопроизводителем и помощником начальника милиции, характеризовался как «хороший, честный и преданный делу администратор, великолепно знающим свое дело канцеляриста, был преданным, честным и исполнительным работником советской рабоче-крестьянской власти, ни в чем предосудительном замечен не был…». Тем не менее, на основании циркулярного секретного распоряжения Управления милиции РСФСР № 7 от 4 января 1923 был уволен из милиции. Как бывший офицер царской и колчаковской армий состоял на особом секретном учете в ГАПУ. С октября 1923 служил делопроизводителем и секретарем у народного судьи 6-го района Томского уезда, характеризовался как исполнительный и преданный рабоче-крестьянскому правительству работник.

В 1936 выдержал испытание на звание члена коллегии защитников и был зачислен в состав Томской Коллегии защитников при Томской Постоянной Сессии Сибкрайсуда с местом работы в селе Колпашево. Его жена, Таисия Антоновна Пинчук, работала машинисткой в Нарымском окрОНО. В семье была 11-летняя дочь Валерина и годовалый сын Евгений.

Арестован 3 сентября 1937. Обвинялся в контрреволюционной деятельности и членстве контрреволюционной эсеро-монархической организации. В качестве обвинения служил факт его службы в колчаковской армии и участие в боевых действиях против частей Красной Армии. Постановлением тройки УНКВД НСО от 22 сентября 1937 приговорен к ВМН.

Расстрелян в томской тюрьме 3 октября 1937 в составе группы из 81 человека. Реабилитирован в феврале 1956.

[Архив Мемориального музея; информация Пинчука А.П., правнука П.П. Пинчука.]

◼ Терри Альфред Адамович (1880–1937) — эстонец, работал слесарем сельпо в селе Варгатер Чаинского района.

Арестован 16 августа 1937, 22 сентября 1937 приговорен к расстрелу по обвинению в принадлежности к контрреволюционной «кадетско-монархической и эсеровской организации». Расстрелян в томской тюрьме 3 октября 1937 в составе группы из 81 человека. Реабилитирован в июне 1989.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области; Книга памяти финнов]

ЦИРКУЛЯР ДЕСЯТОГО ОТДЕЛА ГУГБ НКВД СССР ЗА 1937 ГОД № 100

Циркуляр ГУГБ НКВД об ужесточении надзора за арестованными в следственных тюрьмах в целях предотвращения самоубийств.

Устанавливались более строгие правила проведения обысков, очки и пенсне выдавались только по требованию следователя, запрещалось иметь собственные, с воли, лекарства, затягивались сетками пролеты лестниц и так далее.

[ЦА ФСБ, ф. 66, оп. 1, д. 413, л. 395–397. Впервые: газета «30 октября». 2007. №74.]

Расстрелян Николай Петрович Жоров (1902–1938), военнослужащий, начальник химической службы стрелковой дивизии. Арестован 18 августа 1937, обвинен в причастности к «Польская организация Войсковая», расстрельный приговор вынесен 4 июля 1938.

22 ноября 1937 арестована его жена Виктория Адольфовна Жорова-Липень (1909–1938), домохозяйка, полька. Ей было предъявлено обвинение в причастности к «Польская организация Войсковая». Расстреляна 19 января 1938.

Реабилитированы в 1957 году.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

Полную информацию о людях, названных в этой публикации, вы сможете посмотреть в их личных карточках Томского мартиролога.

Музей располагает электронной базой данных более чем на 200 тысяч человек, прошедших за годы советской власти на территории Томской области через горнило «чрезвычаек» и «троек», раскулачиваний и массовых депортаций народов.