Игорь Мизрах: электронный суд в бюрократическом государстве – как и зачем?

14

Фев 2020

Игорь Мизрах: электронный суд в бюрократическом государстве – как и зачем?

В Статьи

Перспективы внедрения системы «Электронный суд», которая должна была заработать еще 1 марта 2019 года, остаются до сих пор неизвестными. Урегулирование этого вопроса требует не только кадровых, материальных и финансовых ресурсов, но и, прежде всего, законодательного нормирования. Именно на это следует обратить внимание парламентариям при продолжении судебной реформы. Возможно, реально оценив возможности технических изменений, следует пересмотреть этапы внедрения и четко определить зоны ответственности вовлеченных в этот процесс учреждений.

Созданием и внедрением системы электронного судопроизводства, в том числе и подсистемы «Электронный суд», занимаются Государственная судебная администрация Украины и государственное предприятие «Информационные судебные системы». В декабре уже позапрошлого года своим приказом ГСА ввела эксплуатацию электронного суда во всех местных и апелляционных судах в тестовом режиме. Привлечение судов к тестированию происходило «по умолчанию» - никаких обсуждений, анализа нагрузки, технической готовности или наличии соответствующих специалистов не проводилось. Каждый опытный юрист понимает: использование в тестовом режиме неизвестного программного продукта не может не повлечь за собой каких-либо юридических последствий. Более того, ни в одном нормативном акте не определено, что собой представляет «тестовый режим» пользования. Несмотря на это, местные и апелляционные суды фактически стали заложниками приказов ГСА Украины, которая не должна таким образом влиять на работу судов. Действительно, в зоне ее ответственности - обеспечение надлежащих условий деятельности судов, компьютеризация для осуществления судопроизводства, делопроизводства, функционирования. Однако мы пока наблюдаем не «обеспечение работы», а фактическое изменение организации деятельности судов, которая не имеет под собой законодательной основы.

На сегодня ни одним законом Украины не предусмотрено существование такого программного продукта, как «Электронный суд». Поэтому обещания посетителям судов об упрощении их общения с судами с помощью электронного суда - пустые слова.

Зато, начатая масштабная работа по тестированию программного обеспечения приводит к негативным последствиям в работе судов. Ежедневно расходуются для этого человеческие ресурсы, время и средства, при этом от пользователей постоянно поступают жалобы на отсутствие нормативного урегулирования, постоянное изменение технических процедур, недостатки в работе программного обеспечения. Каждый следующий шаг к использованию электронного судопроизводства требует изменений в организации делопроизводства суда, привлечение новых специалистов, организации дополнительных рабочих мест.

Уже с началом тестирования так называемого электронного суда было изменено установленное ранее движение электронного документа в системе делопроизводства, и встал вопрос идентификации подписанта процессуального документа. Речь идет о том, что отныне подпись истца при иске в суд теряется в прямом смысле этого слова. Проверить подпись заявителя при получении невозможно, ведь в суд «электронный» иск поступает с ЭЦП, который, конечно, не является истцом по делу. В то же время направление электронных документов по электронной почте с индивидуальным цифровой подписью стороны запрещено. В дальнейшем такая рекомендация вызвала противоречия в организации делопроизводства судов.

Хочу подчеркнуть, что создать нормы права решениями суда (даже Верховного) невозможно. Конечно, каждое конкретное решение должно быть исполнено, и иски в безбумажной форме без подписи истца судами будут приняты к производству, но это никоим образом не изменит общую картину полной несогласованности реалий, их описания в решении суда и нормативного регулирования.

Так же, как Верховный Суд не может создавать нормы права, так и Совет судей Украины, на решение которой ссылаются апологеты электронного судопроизводства, не имеет таких полномочий. Поэтому и последнее решение ССУ, в котором говорится об электронном документообороте, только «рекомендует» судам принимать иски, оставляя выполнения процессуального законодательства на совести каждого судьи.

Сегодня следует констатировать, что так называемая подсистема «Электронный суд» не имеет под собой ни технического, ни нормативного основания. Среди пользователей и, вероятно, среди разработчиков нет целостного представления о его будущем, о составе подсистем, модулей, о функциях и принципах работы, о взаимодействии отдельных частей и подсистем.

Автор: Игорь МИЗРАХ