Последнее китайское: Что стоит за призывом Пекина готовиться к войне

02

Дек 2020

Последнее китайское: Что стоит за призывом Пекина готовиться к войне

В Статьи

Не бояться смерти и сосредоточиться на подготовке к победе в войне. С таким призывом к высшему командному составу Народно-освободительной армии Китая обратился глава КНР Си Цзиньпин.

Об этом сообщает Редакция news

Как сообщает британская Daily Mail, на минувшей неделе китайский лидер принял участие в совещании Центрального военного совета Коммунистической партии Китая по общевойсковой подготовке, где заявил о необходимости проведения комплексной реформы вооруженных сил. По его словам, ситуация в мире вступила в «новую эру» и нужно быть готовыми к ведению войны в современных условиях.

«Ключ к победе в войнах — это усиление подготовки. Военная подготовка — регулярная и центральная задача армии. Это основной способ повышения боевой эффективности», — приводит слова национального лидера информационное агентство «Синьхуа».

Надо сказать, что призыв «готовиться к войне» от руководства КНР звучит не впервые.

С похожим обращением председатель Си выступил во время своего визита на военную базу в провинции Гуандун в середине октября.

Тогда он подчеркнул, что укрепление боеготовности китайской армии станет главным приоритетом следующей пятилетки. И призвал китайских военнослужащих «направить ум и энергию на подготовку к войне», а также быть преданными, надёжными и безупречными.

Обращает на себя внимание, что, призывая «готовиться к войне», — что в устах лидера такого государства, как Китай, само по себе, звучит достаточно серьёзно — Си Цзиньпин не называет вероятного противника.

А вот профессор Техасского университета A&M Кристофер Лейн, не только этого противника назвал — США. Но и предупредил недавно, что оппоненты уже взяли курс на вооруженное противостояние. И от новой войны сверхдержав не спасет даже наличие у стран ядерного оружия. Чтобы избежать апокалипсических разрушений, стороны будет делать ставку на точечные удары, считает Лейн.

По мнению профессора, США должны признать Китай равной себе мировой державой и уступить ему доминирование в Восточноазиатском регионе. В противном случае Америка окажется «на тропе войны, по сравнению с которой военные катастрофы во Вьетнаме, Афганистане и Ираке окажутся бледной тенью».

Другое дело, нужен ли «сменщику» Трампа Байдену, которого Си Цзиньпин уже даже поздравил с победой на выборах президента США, горячий конфликт с Китаем?

— Нет, конечно, — комментирует ситуацию проректор Московской высшей школы, доктор исторических наук Борис Шмелёв. — При Байдене политика США в отношении КНР будет изменена. И В Пекине на это надеются.

Байден, судя по всему, будет проводить ту же внешнеполитическую линию — но с определенными коррективами, — которую проводил в своё время Обама. А Обама ориентировался на развитие сотрудничества с Китаем, в том числе, в политической сфере. Он не раз бывал в Пекине, обсуждал эти вопросы. Правда, Пекин относился к этим предложениям весьма сдержанно. Но, тем не менее, со стороны Вашингтона такие заходы были сделаны.

Опять же, при Обаме между США и КНР был подписан целый ряд очень серьёзных соглашений в сфере торговли и инвестиционного сотрудничества. Китай, это же огромный рынок, и на перспективу все здесь выглядело достаточно прилично для США.

С этой точки зрения, думаю, Байден развернет внешнюю политику в отношении КНР именно в это прежнее русло.

И накал противостояния будет постепенно снижаться. Потому что между Китаем и США не существует каких-то столкновений по конкретным вопросам международной безопасности. Они не «столкнулись лбами», скажем, в Сирии, на Ближнем Востоке, вокруг иранской проблемы и т. д.

Так что, в области глобальной политики у Вашингтона и Пекина нет таких противоречий, которые бы неизбежно вели к войне две эти страны.

Да, Китай усиливает свои позиции в мировой экономике, тем самым, теснит Штаты. Тем не менее, все же надо иметь в виду, что технологически Америка ещё опережает Китай, и с этой точки зрения вопрос о существенном подрыве позиций США в мировой экономики пока не стоит. Хотя, очевидно совершенно, что эти позиции ослабевают.

«СП»: — Но камнем преткновения может стать регион Юго-Восточной Азии, где интересы Вашингтона и Пекина, как известно, пересекаются…

— Действительно, для Китая очень важно укрепление своих позиций в Восточной и в Юго-Восточной Азии. Но и здесь, строго говоря, не существует проблем, из-за которых стороны могли бы встать на путь военной конфронтации.

«СП»: — А Тайвань, который США отказываются признавать территорией Китая и, к тому же, активно вооружают?

— При Обаме американская политика в отношении Тайваня была очень аккуратной и сдержанной, потому в целом не раздражала Пекин. Проблема эта обострилась буквально в последние полтора-два года при Трампе, который, в общем, встал на путь поддержки радикально-сепаратистских явлений в руководстве Тайваня. И, собственно говоря, намеренно пошел по пути обострения ситуации. Потому что последние лет двадцать тайваньская проблема остро не стояла. Потенциально она была, конечно, взрывоопасной, но не являлась ключевой проблемой, из-за которой могла взорваться система безопасности в этой регионе.

Поэтому, я думаю, Вашингтон сбавит здесь обороты, попытается как-то унять пыл тайваньских руководителей. А поскольку Китай тоже не заинтересован в резком обострении этой проблемы, скорей всего, здесь можно будет найти баланс компромиссов.

Что касается ещё одного «острого угла» — корейской проблемы и северокорейской ядерной программы, то здесь позиции Пекина и Вашингтона во многом совпадают. Обе страны не заинтересованы в усилении ядерной мощи Северной Кореи, поэтому смогут здесь как-то договориться. Это тоже не та проблема, из-за которой США и КНР могли бы встать на путь военной конфронтации. Как, собственно, и вопрос спорных островов Спратли в Южно-Китайском море. Скорее, это вопрос переговоров. И при обоюдном желании стороны вполне смогут найти компромисс.

То есть, нет на данный момент таких проблем, которые неизбежно вели бы к резкому обострению отношений между двумя странами и вооруженному противостоянию.

Новая администраций Белого дома, мне кажется, будет все же настроена на то, чтобы развивать экономическое сотрудничество с Китаем, искать возможности для того, чтобы это сотрудничество было обоюдовыгодным. Одним словом, откажется от всех тех резких шагов в области международно-экономических отношений, которые были предприняты Трампом.

Смотрите также
До Джилл Байден: Первые леди США21 До Джилл Байден: Первые леди США Как выглядят жена нового президента Америки и её предшественницы

«СП»: — Значит, торговой войне придёт конец?

— Трудно представить, чтобы новая зона свободной торговли, которая недавно была создана в регионе с участием КНР, развивалась без США, и чтобы США не были в ней заинтересованы. Думаю, здесь переговоры будут налажены и взаимный баланс интересов найден. В итоге все жесткие санкции против Китая и решение о не допуске китайских товаров на американский рынок будут устранены.

Соответственно, и Китай пойдет на встречные шаги. Китайцы — мудрые люди, и они предпочитают решать подобного рода вопросы не путём открытой конфронтации, а путём переговоров. Хотя своего, что называется, тоже не уступят.

Я склонен считать, что всё-таки жесткая риторика в отношении Пекина скоро уйдет из американской внешней политики. Будут восстанавливаться нормальные отношения, и это, конечно, будет способствовать укреплению международной безопасности.

Замруководителя Центра социально-экономических исследований Китая Института Дальнего Востока РАН Павел Каменнов, не столь оптимистичен в плане американо-китайских перспектив:

— Заявления Си Цзиньпина ничуть не агрессивны, они лишь отражают объективную реальность.

Дело в том, что во всех своих документах стратегического смысла, таких, как Национальная стратегия, Стратегия национальной безопасности и т. д. , США называют Китай противником номер один. Значит, не исключают военного столкновения.

Естественно, Китай в ответ производит модернизацию своих вооруженных сил и проводит военные учения, где отрабатывается взаимодействие разных видов вооруженных сил и родов войск. Исключительно, чтобы быть готовым. Чтобы никто не мог застать его врасплох. При этом Китай проводит оборонительную военную политику. За последние сорок с лишним лет он не был вовлечен и не участвовал ни в одном международном конфликте.

Думаю, ни одна страна — ни США, ни Китай, тем более, — не заинтересованы в военном столкновении. При современных средствах поражения, от которых фактически нет никакой защиты, это привело бы просто к ядерному безумию. Однако все может быть. Потому Китай и держит свои вооруженные силы на должном уровне — чтобы быть готовыми к любому развитию событий.

Только сам он никому не угрожает и не собирается ни на кого нападать.

Но США нужно в глазах американского, прежде всего, общественного мнения объяснить как-то необходимость чудовищных военных расходов, которые, конечно, тяжелым грузом ложатся на страну в то время, когда есть масса нерешенных социальных проблем. Поэтому они меняют здесь роли, стараются из Китая создать угрозу.

Это выгодно, прежде всего, американскому ВПК. Поскольку те огромные деньги, которые у них есть (а военный бюджет США более 700 млрд долл.), они расходуют фактически бесконтрольно, злоупотребляя секретностью. То есть они не обязаны ни перед кем отчитываться, куда тратят эти средства, какие исследования и разработки ведут и т. д.

Военное обозрение

Южный военный округ получит новейшие САУ «Мста-СМ»

В Армении найдено тело российского контрактника

Грузовик задавил российского военного в Абхазии

В Белом море прошли испытания ракеты «Циркон»

Все материалы по теме (2898)


Источник: “https://svpressa.ru/war21/article/283043/”